Самооценка

Начиная разговор, я вынужден предупредить людей, считающих себя волевыми и последовательными, четко планирующими свою жизнь и лишенными существенных недостатков: не читайте, пожалуйста, этот раздел. Он вам не нужен. Он будет вас раздражать. Писал я его в расчете на себя и лиц, не совсем удовлетворенных собой, нуждающихся в оценке своих качеств и их изменении. Человек соткан из противоречий. Нет людей, у которых та или иная черта характера существует в чистом виде: смелый, честный, правдивый, добрый. В душе в основном смелого человека может прятаться капля трусости, правдивого — лживости и т. д. Ф. М. Достоевский показал это ярко и психологически точно.

Поскольку труд — главное социальное предназначение человека, то перечислим — в алфавитном порядке — качества, которые облегчают выполнение творческого труда: аккуратность, бескорыстие, воспитанность, гибкость, деликатность, деловитость, доброта, инициатива, лаконизм, настойчивость, организованность, правдолюбие, простота, принципиальность, прямота, пунктуальность, самокритичность, серьезность, смелость, собранность, спокойствие, трудолюбие, уважительность (к людям, к труду), энтузиазм и многое другое. Чем больше у человека положительных качеств, тем полезнее он для коллектива. Если начинают перевешивать его отрицательные черты, связанные в определенной мере с бегством от неприятного и неудержимым стремлением к приятному, то вот как они могут проявиться (тоже в алфавитном порядке) в его характере: администрирование, безответственность, беспринципность, бюрократизм, грубость, демагогичность, зазнайство, злость, итеративность, инертность, интриганство, истеричность, краснобайство, лживость, легкомыслие, леность, лихоимство, неряшливость, несамокритичность, неточность, примитивизм, приспособленчество, прямолинейность, распущенность, трусость, угодничество, упрямство, хамство, чванство, эгоизм. Чем больше таких отрицательных качеств, свидетельствующих о нравственном нездоровье, тем менее полезен человек для рабочего коллектива. Понятно, что здесь многое заострено и противопоставлено ради облегчения понимания вопроса. Выделил я эти группы для того, чтобы привлечь внимание к тому простому обстоятельству: если мы не станем себя контролировать, сдерживать, воспитывать, то будем способны совершать некоторые неблаговидные поступки...

Старая восточная притча говорит, что в человеке скрыты две силы: черная и белая. Коль скоро человек расслабился, отвлекся, черная сила толкает его на неправедные дела. Слаб человек. Но в нем существует белая сила. Она требует напряжения, усилий. Она в состоянии оградить от вредного влияния черной силы. Но нужно быть внимательным и бдительным.

Многовековой опыт человечества показал, что, вопреки трудностям, люди способны разобраться в своем характере, в его положительных и отрицательных чертах не путем «самокопания», а благодаря спокойному, как бы «со стороны» анализу своих чувств, мыслей и поступков: определить, чем они продиктованы, разумны ли, справедливы ли, благородны ли они. Проще говоря — действовать так, как рационализаторы на производстве: «Деталь эта хорошая, но как ее усовершенствовать?!» Чем раньше взрослый, подросток или ребенок научатся подобного рода подходу тем лучше: это в высшей степени полезно, необходимо и... увлекательно. Особенно когда удается в орбиту его вовлечь семью или друзей.

Одно из удивительных свойств человеческой натуры — способность к перерождению, перевоспитанию в поразительно короткие сроки.

В одной войсковой стенгазете я прочитал юмористическое письмо-пародию новобранца — матери: «Мамочка! На протяжении восемнадцати лет ты пыталась научить меня рано вставать, делать зарядку, принимать холодный душ, не сутулиться, не ложиться на обеденный стол, не чавкать, как поросенок, когда ем, следить за своей обувью и одеждой и многое другое, и у тебя ничего не вышло. Нашему старшине это удалось за одну неделю!..» Это шутка. Но жизнь поспешно являет нам примеры самовоспитания. Многие из них широко известны. Знаменитый русский поэт В. А. Жуковский, еще будучи юношей, стремясь преобразовать свой характер, которым не был доволен, поставил перед собой задачи: «1. Побороть лень, которая есть паралич души. 2. Избавиться от прирожденной медлительности. 3. Научиться обращать зависть в соревнование или искреннее, приятное удивление. 4. Каждый день — доброму делу, мысли, чувству». Борения же каждого из нас с самим собой являются нашим собственным достоянием.

Вот об этой способности к трансформации не в отрицательную, а в положительную сторону, под влиянием не только внешних условий (армейская дисциплина, например), но и внутренних побуждений и будет наш разговор.

Сразу же отметим: все стороны формирования характера требуют волевых усилий. А воля — это сознательное регулирование человеком своих действий и поступков, требующих преодоления внутренних и внешних трудностей.

И. М. Сеченов писал: «Воля не есть какой-то безличный агент, распоряжающийся только движением,— это деятельная сторона разума и морального чувства, управляющая движением во имя того или другого и часто даже наперекор чувству самосохранения».

Воля, как все другие стороны психики, имеет материальную основу: это нервные мозговые процессы. Марксистско-ленинское понимание природы воли предполагает безусловное принятие того факта, что побудительными стимулами как поступков, так и действий человека является окружающая среда — материальная и социальная. «Цели человека порождены объективным миром и предполагают его,— находят его как данное, наличное. Но кажется человеку, что его цели вне мира взяты, от мира независимы («свобода»)»,— писал К. Маркс.

По словам Сеченова, воля — это «деятельная сторона разума и морального чувства». Иначе говоря, в повседневной жизни мы руководствуемся и тем, что мы осознаем, и переживаниями, связанными с этим осознанием. Но чувства эти должны быть подконтрольны воле. Если же быть на поводу у чувств, то можно совершить неблаговидные поступки — спасовать перед опасностью, поддаться сомнительному соблазну

Несколько слов о физиологических механизмах волевой активности. В теменной части коры больших полушарий находится двигательная область. Она связана со всеми участками коры. Благодаря этому, когда в одном из участков коры возникает возбуждение, оно передается в двигательную область. Это своеобразный пусковой механизм двигательной реакции, то есть предпосылка сознательных движений и действий.

Человек, как мы знаем, способен накапливать информацию, обобщать ее, анализировать. Вся сознательная деятельность, которая осуществляется исходя из этой накопленной информации, протекает благодаря второй сигнальной системе. Иначе говоря, природа воли, регуляции поведения — рефлекторна. П. К. Анохин считает, что нервные процессы как бы опережают течение внешних событий. Предшествующий опыт дает ему возможность «предвидеть», «предвосхищать» будущие воздействия на нервную систему, восстанавливать систему ассоциаций на основе самого минимального и весьма отдаленного по содержанию раздражителя — слова, предмета, запаха, вкуса и т. д.

Проблема характера фундаментально разработана психологами. Интересующихся адресуем к их работам, которые частично названы в списке литературы, помещенном в конце книги. Здесь же дадим его основные понятия.

«Характер — своеобразие склада психической деятельности, проявляющегося в особенностях социального поведения личности, и прежде всего в отношениях к людям, к делу, к самим себе» — такую формулировку дает учебник «Общая психология». И далее: «В повседневной жизни человека обычно характеризуют как коллективиста или эгоиста, доброго или скупого, деликатного или грубого, решительного или нерешительного, настойчивого, внушаемого или самостоятельного, мужественного или паникера, скромного или хвастливого, горячего или холодного и т. п. Из сказанного видно, что характер — интегральное (единое, целостное) образование, включающее самые разнообразные свойства психического склада личности. Однако решающее и определяющее значение в характере имеют морально-волевые свойства. От них зависят особенности социального поведения и деятельности личности».

Формирование характера происходит в основном постепенно — в процессе познания, практической деятельности. Полнота, широта и сила характера зависят от окружающих условий. В «Немецкой идеологии» К. Маркс и Ф. Энгельс писали: «Если обстоятельства, в которых живет... индивид, делают для него возможным лишь одностороннее развитие одного какого-либо свойства за счет всех остальных, если они дают ему материал и время для развития одного только этого свойства, то этот индивид и не может пойти дальше одностороннего, уродливого развития».

Следовательно, чем шире интересы семьи, полнокровнее, социально значимее их жизнь, тем большие возможности открываются перед индивидом.

Характер не врожден. Но особенности природной организации человека, и прежде всего нервной системы, во многом обусловливают как проявление характера, так и его отдельных черт. Кроме типа нервной системы, могут иметь значение особенности организма — его сосудистая, пищеварительная и эндокринная системы.

Следовательно, с естественнонаучной точки зрения характер есть сплав черт типа нервной деятельности и жизненных впечатлений, закрепляющихся в виде определенных временных нервных связей в коре головного мозга.

Характер каждого человека складывается из устойчивых и динамических свойств, находящихся в единстве. Основа, главенствующие черты формируются постепенно, укрепляются в процессе жизни. Они и становятся типичными для данного человека. Конкретные же проявления его видоизменяются в зависимости от обстоятельств, ситуаций, окружения.

Следует отметить, что характер находит свое выражение как в поступках и действиях, так и речи, мимике, пантомиме: речь — быстрая и замедленная, громкая и тихая, императивная и вкрадчивая; мимика — лицо подвижное или застывшее, улыбка открытая, добрая или саркастическая; жесты мягкие, плавные или резкие; шаги мелкие или широкие и т. д.

Внешний облик человека, его основная поза также несут в себе черты характера. Великий душевед Л. Н. Толстой писал: «Есть люди, у которых одни глаза смеются,— это люди хитрые и эгоисты. Есть люди, у которых рот смеется без глаз,— это люди слабые, нерешительные, и оба эти смеха неприятны». Привычные движения лицевых мышц создают на лице характерные морщины. Все эти особенности, при известном жизненном опыте, могут быть «прочитаны» и соотнесены с личностью человека.

Человек, познавший законы внешнего мира и собственной личности, способен многое изменить в своем характере, поведении. В его власти преодолеть отрицательные влияния, слабости нервной и психической организации. Выработать в себе положительные черты характера. Каковы они?

Еще раз откроем учебник «Общая психология». Среди синтетических свойств положительного характера (синтетические — ибо в них выражается не одно, а много качеств личности) в нем выделяются следующие.

Моральная воспитанность характера. Она характеризует человека со стороны направленности и формы поведения. Например, советский человек с положительным характером гуманен; он не только деятелен и добр, но тактичен в обращении, он коллективист и не только уважает коллектив, но умеет жить и работать в нем.

Полнота характера. Она свидетельствует о разносторонности стремлений и увлечений человека, разнообразии деятельности. Такие люди отличаются внутренним богатством и активностью.

Цельность характера. Это единство психического склада человека, согласованность его отношений к различным сторонам действительности, отсутствие противоречий в стремлениях и интересах, единство слова и дела. «Цельность характера,— говорил Эрнст Тельман,— является неотъемлемым качеством прогрессивной личности».

Определенность Характера. Она выражается в устойчивости поведения, которое во всех случаях соответствует сложившимся убеждениям, морально-политическим представлениям и понятиям, основной направленности, составляющей смысл жизни и деятельности личности. О таком человеке можно заранее сказать, как он будет вести себя в тех или других условиях жизни.

Сила характера. Это энергия, с какой человек преследует поставленные перед собой цели, это способность страстно увлекаться и развивать большое напряжение сил при встрече с трудностями и препятствиями, это умение преодолевать их.

Твердость характера. Она проявляется в последовательности действий и упорстве человека, в сознательном отстаивании взглядов и принятых решений.

Уравновешенность характера. Это наиболее оптимальное Для деятельности и общения с людьми соотношение сдержанности и активности, выработанная ровность поведения, которая позволяет, по словам И. П. Павлова, индивиду держать себя в трудных условиях на высоте.

Указанные основные свойства характера находятся в сложном, иногда противоречивом соотношении. Так, можно наблюдать односторонность и узость характера, которые сочетаются с большой силой, и полноту характера без достаточной его определенности, когда у человека не вычленен основной интерес в жизни. В последнем случае разносторонность сочетается с поверхностностью и разбросанностью.

Полнота, цельность, определенность, сила, как и другие свойства характера,— не природный дар, а результат жизненных влияний, воспитания и самовоспитания.

Волевой человек, бдительно контролирующий себя, знающий свои сильные и слабые стороны, способен не только исправлять допущенные ошибки, не только предупреждать их — коль скоро знает, что может в самый неожиданный момент утратить равновесие,— но и совершенствовать черты характера. Вот здесь-то и может пригодиться самооценка.

Самооценку начинают в соответствии с народной мудростью: «посеешь поступок — пожнешь привычку, посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу». Прежде всего попытаемся четко определить черты характера» привычки и поступки, порожденные этими чертами. Например: я — ленивый. Хожу медленно, делаю все неохотно, люблю поваляться в постели. Или: я — мнительная. Мне кажется, что обо мне все говорят дурно. Ко мне плохо относятся. Я боюсь заболеть. Мне кажется, что за мной кто-то подсматривает. Не по себе, когда сзади кто-то идет.

Определяем свои положительные черты, которые стоит укреплять и совершенствовать, и — отрицательные, от которых лучше избавиться. Фиксировать те и другие качества лучше всего на отдельных листках бумаги. Можно многократно — вслух!

Процесс учета черт своего характера и качеств необыкновенно полезен. У человека, как правило, существует своеобразный «предохранитель», который ограждает его от неприятных переживаний. Допустим, он совершил неблаговидный поступок. Одновременно могут сработать два механизма. Один — самокритический, который сообщает: «Я поступил нехорошо, больше так делать не следует».

Другой — защитный: «Ничего страшного не случилось. С кем не бывает». И тогда острое огорчение по поводу промаха угасает. Порой человек забывает о нем и... повторяет поступок.

По форме самооценка приближается к исповеди: признанию дурного, что есть в тебе — вспомним «Исповедь» Л. Н. Толстого. Известно, что как бы ни было тяжело «самобичевание», покаяние, оно всегда сопровождается ощущением катарсиса, эмоционального очищения. Вспомните себя маленьким ребенком, когда вы признавались маме в «страшном» проступке («это я съел все варенье») и как хорошо потом становилось: будто камень спадал с души.

Проблему характера мне довелось обсуждать с двумя молодыми людьми, женатыми 3—4 года и предполагавшими в ближайшее время обрести новое качество — родителей. Оба они на редкость обаятельные люди, привлекательные внешне, контактные, преуспевающие каждый в своей области. Он врач. Она — актриса. Поскольку они горячо поддержали соображения, связанные со сложностями воспитания ребенка, то я предложил им сопоставить некоторые черты «нормального» воспитателя, педагога с теми чертами характера, которыми они обладают. После длительных споров — ибо они очень серьезно отнеслись к оценке своих черт — получилась следующая таблица. Отметим, что, как показал наш опыт, практически сопоставлять качества удобнее по шкале 5-балльных оценок — тогда легче проводить учет и сравнение.

Черты характера и качества, необходимые «нормальному» воспитателю

Черты характера

у мужа

у жены

Сила ВОЛИ

Терпение

Спокойствие

Терпимость

Такт

Доброта

Самокритичность

Внимательность

Обязательность

Альтруизм

Оптимизм

Правдивость

Энтузиазм

Справедливость

Воспитанность

Умеренная

Пожалуй

Ограниченное

Обладает

Нет

Да

Имеется

Незначительная

Средняя

Пожалуй

Умеренный

Да

Имеется

Да

Ниже средней

Сомнительная

Никакого

Сверхэмоциональное

Минимальная

Нет

Не очень Никакой

По обстоятельствам

Выше средней

Отсутствует

Чрезвычайный

Вызывает сомнения

Громадный

Нет

Ниже средней

Даже если предположить, что мои собеседники в порядке самокритики несколько заострили свои недостатки, можно с уверенностью сказать, что ребенком обзаводиться рано. И дело не в том, что их качества не совпадают (возможно, поэтому они и полюбили друг друга?!.), а в том, что будущий ребенок очень быстро, легко найдет лазейку, чтобы в этом несовпадении проявления родительских характеров найти удобное для себя разрешение любых воспитательных просчетов. Но каким же он после этого станет? Очевидно, у моих молодых людей один выход: им придется немедленно и серьезно заняться более детальной самооценкой, а затем — самовоспитанием.

Тот же факт, что ребенок отыскивает лазейку, имеет две стороны. Это приносит некоторую пользу: дети учатся приспосабливаться к разным условиям. Но больше — вредит. Потому что они стремятся только к тому, что приятно, легко, весело, зачастую просто вредно, но избегают напряжения, трудности, настойчивости — того, что формирует деятельный, волевой характер. Поэтому, когда родители договариваются о совместном проведении единой политики, например не спорить в присутствии ребенка, не отменять решения, принятого одним из них, играть одинаковую роль — доброго, справедливого, но строгого педагога,— то польза для растущего младенца будет максимальной.

Самооценка гораздо сложнее, чем можно себе представить. Точно так же, как порой поставить диагноз бывает труднее, чем провести лечение.

Прежде чем перейти к разделам о воспитании и самовоспитании, иными словами — от диагноза к лечению, вашему вниманию предлагается серия писем, рассказов, бесед, наблюдений. Их цель — показать людей разных характеров, разных судеб. Возможно, вам удастся обнаружить сходство некоторых персонажей и их переживаний с вашими собственными. Для чего это нужно? Когда вы будете читать раздел о воспитании и самовоспитании и многие примеры того, каким образом их проводить, подумайте и о том, что одинаковых людей не существует. Поэтому ошибкой будет пытаться применять самые лучшие и логичные приемы к каждому, Наоборот: самое трудное и важное понять, что именно дает наилучший результат вам лично или близкому вам человеку — неповторимой индивидуальности. У нас, медиков, существует незыблемая формула: «Лечат не болезнь, а данного конкретного заболевшего, больного...»

КТО ЕСТЬ КТО?

ТЕЛЕФОННЫЕ МОНОЛОГИ

1

...Она меня раздражает больше, чем другие. Почему? Я не люблю учеников, равнодушных к моему предмету. Кто их любит? Но она не желает думать. Сидит и смотрит в окно. Гримасничает. Руки в непрестанном движении: то кусает ногти, то трет губы... Конечно, хорошенькая. Глаза подведены зеленкой. Не пойму: это теперь мода такая или у нее блефарит от плохого пищеварения... А ты думал? Туфли самые модные. Даже школьная форма у нее из джинсовки. Мне не нравится, как она смотрит на меня. То пялится, пренебрежительно скривив рот. То не смотрит в глаза, будто что-то украла... Может быть, ты прав. А скорее всего, избалованная современная эгоистка — туповатая, обеспеченная, ленивая... Пусть физика не лучший полигон, а на каких предметах им воспитывать волю и прилежание!.. Не больше тройки! Нет! Таких я перевидала достаточно. В вуз не попадет. Если родители не помогут. Рано и по-глупому выскочит замуж и быстро разойдется... Родители? Не знаю... Заняты собой или без ума от своего сокровища. Но если бы ты знал, каким стал Миша Петров! Я должна с тобой поделиться своей радостью...

2

...Занят. Готовимся к сбору... На весь вечер... Лучше, чем у всех. Она заводная. Веселая... Ну как тебе сказать? Одета аккуратно. Чистенькая. Со значком... Требует «железно»... Игорь хотел ее поймать на своих археоптериксах, даже готовился дома и — погорел... Чего ты? Она — своя. Не продаст. Помнишь, когда у Зинки пропали деньги, она сразу узнала. Как, как? Задала каждому смешные вопросы. О погоде. Музыке. Зарплате. Наказаниях. А после сбора оставила Митрофанова. Тот на следующий день вернул Зинке трешку... Она мне под секретом сказала. Ты об этом никому не говори. Ладно? Конечно, нравится. Знаешь, на школьном вечере как она здорово танцевала... Неудобно было. С ней одни десятиклассники и учителя танцевали... Мало ли что длинный. А у вас на сборах по-прежнему скукота?

3

Да, чуть не забыла тебе сказать, я подружилась с девочкой школьницей. Наверное, впадаю в детство. Но нам с ней прекрасно. Лет шестнадцати... Умненькая. Задает кучу вопросов... Нет. Она много знает. Наверное, каждое последующее поколение в чем-то выше предыдущего потому, что вбирает новую информацию... Ты прав. Но мы с тобой проходим мимо этих «сенсаций и новаций», а для них — это приметы времени... В ней видна культура ее родителей, дедушек, прадедушек.

Обо всем. О литературе, музыке. Архитектуре. Газетных материалах... А ты сомневаешься? Конечно, комсомолка... Нет. Очень скромная... В школе никакого образования они по этим проблемам не получают. Поэтому в голове полнейшая каша... Мне неудобно было спрашивать, а сейчас они выходят замуж за сверстников...

4

...Понравилась? Мне тоже!.. Из нашей школы. Толпа довольна... Три коктейля подряд. Конечно, курит... Нет, не жлобиха. Пятерку перехватить всегда можно. Сечет с ходу... Посмотрим. Спеху нету... Предки нормальные. Джинсы на зиппелях, видел?.. Остренькая, авось притупится... Иди ты.,. Можно у меня. Фатер уедет в командировку в среду. Скинемся... Четыре пары — куда больше?.. Зачем Виктора? Молчит, пьет, как лошадь — пустое место... Какой тебе интерес. Ведь они уже объявили, что скоро свадьба... В «Изумруде» на 120 персон — одни родственники и «близкие друзья» — без нас. Усек?! Но она там будет. Их предки дружат — своя компания... Точно.

5

Дочкой я доволен. Хорошая ласковая девочка... Учится неплохо. Бывают тройки, но в основном — четверки и пятерки... Точно не знает. Хотела по моей линии, а теперь решила в школу медицинских сестер... А потом поступит в институт... Вот и я говорю — еще труднее будет... На родительские собрания я не хожу — это по материнской линии... Бывают, да все разные. Может, и к лучшему... У нас такая же история: домой не дозвонишься. Они по телефону, наверное, друг другу «Войну и мир» читают... А что я поделаю?.. В субботу мы иногда ходим на выставки, были как-то в опере.

Я ей про Средний Восток рассказывал — нужно было к докладу… У них странно голова устроена: про чепуху знают много, а об обычных делах — полная пустота... Школьные программы — это одно. А о чем они между собой говорят — непонятно. У них все впереди.

6

Трудно с ней... Дружим второй год, а больше огорчений, чем радости... Ты все видишь сам: она то дергается вся, то сидит надутая, как мумия, то веселая, смешливая, то дразнит и обижает. Проходит время, и все забыто. Встречаемся, как чужие... Весь вечер болтала с ребятами из своего класса. Будто не увидится с ними целую вечность. Зачем ей меня мучить? А когда я пошел поговорить с Ириной, то устроила мне сцену, будто я виноват... Не пойму. Бывает доброй и нежной. А чаще — злюка. Про всех говорит обидные вещи. Подмечает одни недостатки... Думаю, ей нужно в актрисы пойти. Пусть играет разные роли... Сама не знает, чего хочет... Да нет. Не все они такие... Во всем всегда виноват я... Ты прав. Просто нам нужно отдохнуть друг от друга...

7

...Такой я не была... Она не похожа ни на меня, ни на отца. Скажет гадость или глупость, а ответ один: «Какая есть». И смотрит в сторону. Наверное, это производит неотразимое впечатление на ее кавалеров... Зачем мне ревновать? Матери ревнуют сыновей, а не дочек! Но, право же, обидно. Утром валяется в постели до последнего. Зарядку вместо нее делает отец. Зубы не чистит. Она элементарно нечистоплотна. Откуда это?... Не придираюсь, а огорчаюсь... По дому ничего не делает. А попросишь, так оказывается у нее много занятий. Например, магнитофон. Посуду мыть не умеет — приходится за ней перемывать. Только в тряпках и разбирается... Конечно пробовала. Сколько раз. На все у нее готовые фразы: «Мне это ни к чему», «Тебе не понять!», «Не лезь, когда не просят!», «Это мое дело!..»

...Кто их нынешних поймет?..

Страницы из дневника.

I

2 февраля. Сегодняшний вечер мне нужно посвятить очень, очень важному делу. По порядку. Вчера отец утащил меня на беседу. У них на работе бывают «четверги», вроде встреч с интересными людьми. Выступал детский врач, который посвятил свое выступление людям всех возрастов... (!). Он долго доказывал, что человек имеет не только человеческие, но и животные (биологические) черты. Это мы без него знаем. Но, главное, что человек и слаб и силен. Слаб,— но способен совершать разные плохие поступки. Или если постараться — то может, стать намного лучше, чем раньше. Но для этого вначале нужно заняться самооценкой, поставить диагноз, а потом начать самовоспитание — лечение, как заявил лектор.

Вот почему я и решила записать здесь свои недостатки и достоинства. Нужно это для того, чтобы «плохие стороны уменьшать, а хорошие — усиливать». Вначале о хороших. Я — способный человек. Но очень ленивый. Вот я сразу и запуталась. Ленивый — это недостаток, а не достоинство. Так ничего не получится. Напишу подряд все свои качества, а потом разберусь, какие хорошие, а какие плохие. Я люблю родителей и брата. Но они меня последнее время очень раздражают. Меня любят ребята. Точнее, мальчики. А я себя веду странно. Мне хочется быть первой. Но скоро мне становится скучно. Я злюсь на себя и порчу настроение окружающим. Когда мне задают вопросы, я иногда говорю неправду. Почему? Я притворяюсь. Мне кажется, что я иногда играю какую-то роль. Или очень умной, или глупой. Или скромницы, или распутницы. А какая я на самом деле — не знаю. Мне нравится один мальчик. Он из 10 класса. А после школьного вечера я пошла гулять с его товарищем, и мы у нас в парадном долго целовались, и я давала ему себя обнимать. Почему я это сделала? Мне нравится громкая современная музыка, песни. И наши и зарубежные. Раньше, когда я занималась музыкой, мы ходили с отцом в консерваторию. А теперь меня туда и не тянет. Наши ребята — не все, а многие,— учат английский, немецкий, а Павел знает три языка. А мне и одним заниматься неохота. Умом понимаю — нужно, а заставить себя противно. Зачем?! Лектор сказал, что раньше всего нужно тренировать волю. А тогда — упростится остальное. А волю нужно тренировать «выполнением мелочей». Но регулярно. А вот именно мелочи мне совершенно делать не хочется. Может быть, я уже опоздала? Но лекция предназначалась для людей самого разного возраста?!. Так в чем же мои недостатки, а в чем достоинства? Может быть, я не люблю людей. И себя не люблю. Какая есть!.. Что мне исправлять?

Запуталась я окончательно — и вот почему. Свет не без добрых людей: записанные выше семь телефонных разговоров — про меня. Да! Да. Мне их пересказали. Возможно, не так точно, но оказывается такой я выгляжу в глазах своих близких и знакомых. Что мне делать? Какой «диагноз»...

Прежде, чем послать в печать отрывки из дневника, который я нашел в вагоне метро на станции «Сокольники» в 21 ч. 12 мин. 3 февраля, скажу, кто я такой и отчего я это делаю. Мне 26 лет. По образованию я психолог. Холост. В институте играл в баскетбол за сборную. А теперь я хочу жениться именно на такой девушке, как эта. Отчего? Отвечу подробнее. В ее дневнике ответ на нашу серию психологических тестов для молодежи. Оказалось, как я и предполагал, что за внешне малоприятной, вздорной, злой и эгоистичной натурой кроется незаурядная личность. Взбаламученная акселерацией и гормонами, ее юная 16-летняя душа выглядит намного хуже того, что она есть на самом деле. В ней скрыт громадный запас нежности и домовитости. Из нее должна получиться прекрасная мать. Она может стать и хорошим педагогом и настоящим врачом. Но еще больше вероятности, что она кое-как закончит школу, не попадет в вуз и будет искать место там, где лучшие ее черты постепенно иссякнут. Если бы она пошла на фабрику или в любой большой и дружный коллектив — ИЗ нее получился бы отличный работник. Дома у нее отношения сложились так, что какие бы разумные вещи ни говорили ей родители, она их не поймет, да и не услышит: она к ним будет совершенно глухой. Школьный педагог не сумеет с ней справиться. Друг — слишком молод и слаб. Где уж ей заниматься самооценкой или самовоспитанием, если она ни учиться, ни работать, ни следить за собой до сих пор не научилась. Сегодня она стоит на распутье, куда она направит свой стопы — никому не известно. Многое зависит от нее самой.

Но гораздо легче сделать это мне. Я знаю, что и как нужно делать! Я знаю, для чего это необходимо: в обществе появится человек «хорошего» качества, а у меня — долгожданная жена! Девушка, потерявшая дневник, где Вы?

Ответ Н.

Уважаемая Н. Н.! Письмо Ваше меня тронуло своей искренностью — настоящий «вопль души» человеческой, это нисколько не удивило, ибо писем подобного рода в

последнее время я получил много. Но из-за большой работы в клинике на них отвечать подробно не имел возможности. Почему я решил написать ответ именно Вам?

Из Вашего письма поначалу отчетливо вырисовываются прекрасные черты: искренность, образованность, гражданственность, прямота, быстрота мышления, эмоциональность, культура, яркий живой ум со стремлением разобраться в себе самой. Вот это последнее — самое важное. Ибо многие, увы, склонны примириться со своими слабостями.

Люди, подобные Вам, обладают одной чертой, которая мне близка и меня всегда волнует: они, принимая близко к сердцу все, что их окружает, чрезвычайно ранимы. И страдают от этого. В результате слишком много времени и эмоций тратят на улаживание конфликта с собой, а иногда и с окружающими.

Однако чем больше я вчитывался в Ваше пространное письмо, тем больше оно меня тревожило и огорчало. Разберемся в написанном. Желание подвести жизненные итоги — всегда благодарная задача. Хотя бы для того, как пишете Вы, чтобы «найти единственно верный способ существования»... при котором «быть верным самому себе, быть честным перед собой». Впрочем, подобного рода итоги любому молодому человеку, а Вам в особенности, не повредило бы подводить почаще и пораньше в 20, 18, 15, 12 лет...

Начнем с того, что Вы подробно изложили несколько «случайных» несчастий, которые произошли в последние годы. И Ваше отношение к ним. Отдаю должное Вашей честности. Но именно она дает мне основания дополнить первоначально сложившийся портрет. Вначале разберемся по существу. Хотя бы о последней истории, где Вы «в результате ажиотажа... из-за сущей ерунды» попали в крайне неприятное положение. Давайте проанализируем в подробностях, как делают это следователи. Коль скоро Вы сами признаете, что способны влезать «в историю из-за ерунды», стало быть Вы, во-первых, не умеете отличать главное от второстепенного. Одно из важных качеств человека думающего — уметь видеть, где «ерунда», а где — нет. Во-вторых, если Вы реагируете на «ажиотаж» — суету, ложные представления, разговоры и т. п., следовательно, Вы человек сверхэмоциональный и уподобляетесь малому ребенку, поскольку именно это отличает его от зрелого человека. Но, простите, Вам уже не пять, не пятнадцать, а — двадцать пять лет. Стало быть» вы по своей сути незрелы, инфантильны и не склонны себя контролировать. Человек — существо биосоциальное. Но именно тем он и отличается от животных, что разум его призван контролировать эмоции, инстинкты. Напомню слова К. Маркса: «Человек отличается от барана лишь тем, что он осознает свои инстинкты». Иначе говоря, если люди бессознательно, несамокритично следуют инстинктам, то они уподобляются баранам!.. И, в-третьих, оказывается, Вы «ввязались» в описанную историю вопреки советам умных и близких вам людей. Вот здесь кроется самое неприятное. Мало того, что Вы эмоциональны, но абсолютно несамокритичны. Вы не стремитесь и не хотите объективно взглянуть на себя, на свое поведение, на свои поступки. В отношении многих других (и другого) Вам, судя по написанному, пальца в рот не клади: разложите по полочкам! Но когда дело касается Вас лично, то оказывается, что Вы руководствуетесь лишь своими убеждениями, которые не проанализированы, не проверены пробным камнем поступков. Стало быть, Вы эгоцентричны, привыкли считать непогрешимыми свои мысли и поступки. Несамокритичность — одно из самых опасных и страшных качеств человека думающего.

Многие молодые считают, что убеждение — незыблемая категория, изменять которой — преступление. Они — «правдолюбцы». Вроде Вас. И делают вывод, что во всех случаях жизни человек должен говорить то, что думает. Даже не проанализировав ситуации, не дав себе труда вникнуть, справедлив ли, не обидит ли кого.

Возьмем Ваш конфликт. Допустим, среди окружающих людей существует определенное число тех, кого Вы считаете умнее себя. Сколько-то равных Вам, и сколько-то глупее. Сразу должен сказать, что понятие «умный» или «глупый» более чем относительное и сложное. Вы сами пишете, что раньше полагали, будто ум — это быстрота мышления, и всех тугодумов считали людьми «неполноценными». А ведь это далеко не так. Сейчас у Вас иная точка зрения. Кстати, и она не всегда верна. Таким образом, есть основания считать, что Вы человек в своих суждениях быстрый, категоричный... И вот в соответствии с принципами, «смело, в лицо» говорите человеку, что он глуп. Чего Вы добиваетесь? Вы глубоко оскорбляете не только его одного, но и многих других людей. И тех, кто, возможно, уступает Вам в остроте мышления. Но, согласитесь, они могут быть на голову выше Вас в других отношениях. Люди же, которым Вы этого не сказали, но которые объективно оценивают и осознают Ваши положительные качества, могут подумать: «Раз она так говорит про одних, то, очевидно, она точно так же думает обо мне». В результате многие начинают относиться к Вам гораздо хуже. Заслужили Вы подобное отношение? Бесспорно! Находясь во власти эмоций, говорите лишнее. Поскольку по складу характера человек нетерпимый — а это видно из Вашего письма,— то резкость суждений приобретает особенно оскорбительный характер. Думайте над тем, что и когда нужно говорить. Какой цели при этом достигаете. И вообще нужно ли это делать?

Вот мы и подошли к главному положению письма. В нем несколько раз проводится мысль — имеются в виду бытовые ситуации,— что «компромисс — это продажа и грязь». «Идиотский компромисс». Более того: «Зависимость человека от внешних обстоятельств, когда он теряет свою универсальную и спасительную точку отсчета... истощает и губит его». Оба эти положения давно исследованы философами, психологами, писателями и медиками. Доказано, что они поверхностны и ошибочны.

Во многих житейских случаях компромисс, адаптация, приспособление — когда человек приходит к нему не наспех, не эмоционально, а в результате размышления, трезвой оценки ситуации — единственно возможная линия поведения. Примеров тому — бесконечное число. Отношения в семье. Дети обязаны приспосабливаться к родителям. А родители вынуждены приспосабливаться к детям. Иначе семья разрушится. Основа семейной жизни молодоженов — сочетание приспособления и обоюдного желания, старания уступить.

В производственной работе также должна быть взаимная адаптация начальника и подчиненных, ибо они делают общее дело и понятия «дисциплина», «ответственность», «долг» и многие другие у них должны совпадать.

Теперь об отношении к внешним условиям. Боюсь, что при Вашем складе характера и подходе к этому вопросу, Вы рискуете нарушить нормы (если уже не нарушили) в любом коллективе, где бы ни находились: в кругу друзей, в семье, в институте или на будущей работе. Коль скоро Вы на самом деле считаете, что человек гибнет... подчиняясь внешним обстоятельствам, то с такого рода точкой зрения Ваше место — на необитаемом острове. Ибо тогда получается, что Вы требуете для себя неограниченной свободы. Напомню слова Маркса, что «только в коллективе индивид получает средства, дающие ему возможность всестороннего развития своих задатков, и, следовательно, только в коллективе возможна личная свобода».

Кстати, на протяжении ряда лет Вы позволяли себе относиться к мужу, как к трудновоспитуемому подростку, когда впору было у него поучиться. Тогда и он стал бы лучше, чем есть. Надеюсь, я правильно излагаю факты, приведенные в письме? Разве можно забывать, что «свобода одного кончается там, где начинается свобода другого»?! Разве в этой формуле не кроется и оптимальная линия поведения, в том числе и идея разумного компромисса? Разве можно забывать, что «нельзя жить в обществе и быть свободным от общества»?

Можно ли путать постулаты социальной морали, практические жизненные принципы с поверхностными «интеллектуальными» упражнениями?!

Кстати, иронизируя над необходимостью познания себя, Вы спутали главное и второстепенное» ибо и это всего лишь средство, а цель — контроль, управление собой, переделка себя. Об этом Вы забыли... Вот и оказывается, что в Ваш первоначальный портрет приходится внести существенные и грустные коррективы. Легковесность многих суждений. Несамокритичность. Нетерпимость. Отсутствие элементарных понятий. Упорство в заблуждениях. Повторение одних и тех же ошибок. Неконтролируемость слов и поступков. Переоценка своей личности и недооценка окружающих. Эмоциональная неконтролируемость...

Все это не только проявление склада характера, но один из вариантов формирования некоторых слоев современной «интеллигентной» молодежи, увы, не склонной задумываться над своим поведением, над своей личностью, над своим будущим. А Вы, в отличие от них, хотите этого. Поэтому я и пишу письмо. Итак, «Что делать?!».

Попробуем вместе решить вопрос, как дальше жить: в чем «единственно верный способ существования»? Мне кажется, что начать нужно с того, чтобы разобраться в том, каковы Ваши убеждения, принципы. Продумать, насколько Вы повседневно и последовательно следуете им. Или, наоборот, не расходится ли с ними поступки, поведение.

Вы пишете, что настроение периодически изменяется от бурной радости до черной меланхолии. Пробуйте каждый раз понять причину подобного рода изменения. Из-за причины недостойной старайтесь не приходить в восторг и не огорчаться. И, наоборот, радуйтесь тогда, когда для этого имеются существенные основания.

В одной автобиографии написано: «Мне стоило большого труда приучить себя радоваться, а не огорчаться, когда мои подруги добиваются большего, чем я». К Вам это не имеет отношения. Но признание дает основание для размышления...

Попробуйте с помощью близких набросать характеристику черт своего характера.

Несколько дней назад мне рассказали две истории, которые произвели на меня большое впечатление именно в связи с соответствием в одном случае и несоответствием в другом поступков героев этих историй существующим в обществе нормам поведения. Но в первом случае поступок, на мой взгляд, был безнравственным, а в другом глубоко оправданным. Хотя внешние обстоятельства совпадали.

Во время второй мировой войны у премьер-министра Великобритании сэра Энтони Идена погиб сын. В день, когда он узнал об этом, должен был состояться домашний прием. Никому о несчастье сообщено не было. Хозяева, храня традиции английского воспитания, не показали горя. Они поступили так в' полном соответствии с британским духом. А на мой взгляд — безнравственно. С общечеловеческих позиций светский прием в скорбный час — осквернение памяти сына.

В Подмосковье тетя Наташа (она жива и теперь) пошла за травой для коровы. Почтальон, увидев ее по дороге на луг, вручил ей похоронную. Тетя Наташа прочитала ее и двинулась дальше. На лугу ее догнала соседка и стала упрекать: «Бесчувственная ты. У тебя похоронка, а ты траву рвешь!» — «У меня на руках две больные старухи и трое сыновей. Не мешай мне»,— ответила женщина. И в поступке ее мы можем увидеть лишь самоотверженность и душевное величие. Отчего я рассказал об этих двух историях? Вы в своем письме несколько раз пишете о том, как сильно «переживаете» определенные жизненные ситуации. Как страдаете. Чего это Вам стоит... Но личность характеризуется не столько переживаниями, сколько поступками. И когда они соответствуют представлению о них того общества, того окружения, в котором он пребывает, то оно к нему соответственно и относится. Поступок Идена, вероятно, нашел одобрение его соотечественников, а поступок тети Наташи — неодобрение... А нравственное звучание этих поступков? Свое отношение к ним я уже высказал.

У Вас много таких свойств, которые никакие внешние влияния не исправят. Изменить их можно, только самокритично и глубоко разобравшись в себе самой. Черпать силу не в подсознательном самооправдании, а в настойчивом стремлении трезво оценить себя «со стороны». Это трудно, но возможно и необходимо. Только тогда определится Ваша жизненная программа, следуя которой лучшие Ваши качества проявятся в полной мере и дадут максимальное удовлетворение. Но не сразу, не сейчас. Попробуйте найти радость и удовольствие в этом самоограничении, что характерно для творческих личностей, к которым Вы имеете все возможности постепенно приобщиться. Но зависит это от Вас одной. Ни от кого больше.

РАЗНЫЕ РОДИТЕЛИ

Много лет назад, кроме ведения больных в отделении, я дежурил 7—10 раз в месяц на травматологическом пункте. За дежурство сюда обращалось 30—50 больных. Оказалось, что в режиме рабочего дня значительное место занимали беседы с родителями. Горячая благодарность — за несложное вмешательство, жалобы и нарекания — по пустячному поводу, хотя ребенок был спасен от смерти благодаря вниманию и заботе всего персонала и бессонных ночей... Многое пришлось перевидеть.

Калейдоскоп родительских лиц и характеров в виде типичных образов сохранился в памяти до настоящего времени. Опишу его — с поправкой на сегодняшний день — и прошу читателя отнестись к сказанному серьезно.

Уравновешенные. Стремятся сохранить спокойствие. Внимательны, дисциплинированны. Знают, что хирург очень занят. Задают обычные вопросы: как ребенок себя ведет? Не плачет ли? Нужны ли лекарства? Какие? Разрешается ли нанять няню или сестру — создать индивидуальный пост? Что можно передать больному?

Какие вопросы — такие ответы. Спокоен. Нельзя. Не нужно. Можно. Пожалуйста. Что вы, это запрещено. У нас всё, что необходимо. И т. п.

Истерики. Обычно женщины, иногда — мужчины. Руки дрожат, лицо в пятнах. Порой — поток слез. По любому поводу. Каждый ответ усиливает этот поток: «Да-а-а. Я так и знала...» Попытки объяснить, что ребенок воспримет такую реакцию, как чувствительный радиоприемник ловит далекую волну, а это вредно, опасно,— безрезультатны. А ведь клинический опыт показывает, что даже крошки становятся беспокойными. А постарше — плаксивыми. Хоть отменяй операцию...

Педанты. Относится это чаще к людям пожилым. Бабушкам и дедушкам. В руках у них узенькая полоска бумаги. На ней — вопросы. От 10 до 50. Ответив на них, нельзя быть уверенным, что тебе не зададут и в обратном порядке. Они не торопятся именно тогда, когда у тебя совершенно нет времени: готова операционная, начинается совещание, пора ехать на какую-нибудь консультацию.

Искатели несовпадений* Сведения о ребенке они умудряются получить по всем доступным каналам: от лечащего и дежурного врачей, от заведующего отделением и от медицинской сестры, от няни и мамаши тяжелобольного ребенка, которая имеет доступ в отделение. Полученная информация вводится ими, как мне кажется, в счетно-решающее устройство, которое выдает число ответов совпадающих и не совпадающих. Последних, естественно, гораздо больше: сколько людей — столько мнений... И вот теперь начинается форменное мучение. Очень вежливо, но настойчиво тебя спрашивают: «Скажите, пожалуйста, почему, заведующий отделением сказал мне, что мой мальчик еще не писал. Дежурный врач заверил, что он это делает регулярно. Медсестра отметила, что он писает непрестанно. А по телефону мне кто-то со смехом сказал, что в этом отделении полный порядок и все дети писают точно по расписанию».

Верящие. Они безоглядно верят всему, что говорят совсем врачи, не совсем врачи и совсем не врачи. Верят хорошему и плохому. Даже намеку. И страдают от этого сами. Уходят радостными, спокойными, когда нет оснований для особого успокоения. Безутешными, когда не стоит огорчаться. Понятно, что такие родственники нам удобны. Но они не самые лучшие для своего ребенка: безотчетная вера, как мы знаем, никому еще пользы не приносила...

Скептики. Не верят ничему. Беседа с ними — серьезное испытание не только для молодого, но и опытного врача. Вот типичный набор фраз таких родителей: «Это так, но мне говорили...», «Возможно, но почему же тогда...», «Разве это бывает? Моя знакомая...», «Но каким образом это увязать с...»

Втайне они надеются повысить свои знания в области медицины, к которой всегда тяготели, ибо только случайно не стали врачами и уверены, что если бы они были последователями Гиппократа, то сумели бы ответить на все вопросы пациентов лучше, чем этот недостаточно образованный медик. Для своего ребенка скептики представляют наибольшую опасность. Для его здоровья. И даже жизни. Я не преувеличиваю. Приведу пример. Каждый день в приемный покой нашей больницы доставляют около ста детей с разными заболеваниями и травмами. А сколько привозят во все детские больницы страны! Представьте себе, что врач в поликлинике или на дому поставил диагноз: воспаление легких, кишечная инфекция или какое-либо привычное для слуха родителей заболевание и направил ребенка в больницу. Вдруг, как удар грома среди ясного неба, дежурный врач приемного покоя делает иное, грозное заключение: «У вашего сына аппендицит (или перитонит; или непроходимость кишечника — заворот кишок; или разрыв селезенки и т. д.). Необходима срочная операция! Для неподготовленного родителя принять решение за считанные минуты — всегда тяжелое жизненное испытание. Одна мысль о том, что пройдет совсем немного времени и любимому, часто единственному ребенку дадут наркоз и нож рассечет его тело — может привести в смятение каждого, самого слабого и сильного человека! Но одно дело состояние, а другое — поведение. Большинство родителей понимает свой долг, думает только о ребенке и готовит его к госпитализации: успокаивает, шутит... А есть категория людей, которые, не будучи в состоянии справиться с собой, пытаясь оттянуть неизбежное решение, начинают задавать бесчисленное количество теперь уже бесполезных и ненужных вопросов: нельзя ли подождать? Уверены ли вы в диагнозе? Даете ли вы гарантию (!) в благополучном исходе? Опытен ли хирург? И так без конца. А время уходит, снижая вероятность неосложненного течения. Порой родители делают непоправимую ошибку, отказываясь от неизбежной операции.

Родственники со связями. Иногда работать становится практически невозможно не только рядовому врачу, но и заведующему отделением и главному врачу больницы. В самый неподходящий момент раздается телефонный звонок и необычайно вежливый, но непреклонный, хорошо поставленный голос сообщает: «С вами говорят из приемной (или референт) товарища такого-то. Нельзя ли — в порядке исключения уделить ребенку такого-то особое внимание? Нужен постоянный пропуск в палату родителям, родственникам и знакомым — на день и ночь. И многое другое». Наверное, можно дальше не продолжать? А если вокруг одного такого больного не один, а два — пять — десять звонков?.. Чем это кончается? Да ничем. Тратой времени, которое отнимается у тяжело больных детей, поистине требующих внимания. В любом случае все-таки это во вред делу и вопреки здравому смыслу...

Эрудиты. Они начинены сведениями о нашей науке, как автобус — пассажирами в морозные новогодние дни в окраинном столичном районе. Они любят медицину. В десятках газет и журналов печатается интересная информация, которую они запоминают. Иногда же забывают, что первые сомнительные успехи, достигнутые доктором-педиатром из далекого Ейптуна в лечении аппендицита у новорожденного кенгуру и опубликованные корреспондентом парижской газеты, а потом перепечатанные в газете «За рубежом», могут быть перенесены на наших больных детей не сегодня и не завтра. Если вообще будут перенесены. Но они, эти эрудиты, искренне уверены, что об этих сенсационных сведениях просто необходимо сообщить лечащему врачу. Может быть, и он извлечет из этой информации рациональное зерно...

Энергичные люди. По своему характеру они могут примыкать к любой категории, перечисленной выше. Но, как правило, они современны в отношении к окружающему. Задают четкие деловые вопросы, например: чем мы можем быть полезны? Имея в виду и собственного ребенка и все медицинское учреждение в целом. Они прекрасно понимают, что в любой больнице имеется достаточно узких мест, начиная от медицинской аппаратуры и инструментария, кончая перестройкой и ремонтом помещений, монтажом связи или просто сантехникой. И не ошибаются. Их возможности принимаются с благодарностью во внимании. Нам нужны такие родители и шефы. Все, что хорошо больнице,— полезно для больных. А о них, только о них мы и думаем...

Героические родители. А теперь всерьез. Без всяких шуток. Не самая большая, но наиболее важная для больных категория. В их характере концентрируется непреклонная воля, терпение, спокойствие, оптимизм и подвижничество — альтруистическое стремление оказывать внимание каждому ребенку, нуждающемуся в помощи. От них исходят мощные потоки неизмеримого и невидимого излучения, изменяющего течение самых тяжелых страданий, способного повернуть в лучшую сторону неблагоприятный исход. Они неторопливы, деловиты, никогда никому не мешают, но всегда оказывают реальную помощь. Мне они почему-то напоминают фронтовиков-солдат из Сибири: надежные. Они успевают сделать больше, чем десять других матерей. В большинстве своем это — женщины. И иногда мужчины из наших восточных республик. Особенно, когда больной — мальчик. Так уж там заведено.

Все достижения современной медицины, внимание персонала, удачные новаторские операции не смогли бы принести успеха, если бы не героизм таких людей, выхаживающих детей, и вера в правильность того, что мы вместе делаем.

Лишь один пример. В нашу больницу самолетом был доставлен четырехлетний, до предела истощенный мальчик. Заболел, отдыхая летом в деревне. Семь дней бабушка лечила его травами. Давала лекарства. Варила черничный кисель. Его трижды оперировали в сельской больнице по поводу запущенного на почве аппендицита перитонита. Сделали все так, как полагается. Но было уже поздно. Живот полон гноя и кала. Рана не срасталась. И из нее выпали покрытые грязно-коричневыми пленками отечные, безжизненные, неподвижные кишечные петли. Вправить их в живот не было возможности. Беспрерывная рвота. Ребенок не хотел есть. Не мог пить. Такие больные обычно не выживают... В больнице он провел более трех месяцев. Мы произвели ему шесть (!) операций. Трижды он был на грани жизни и смерти. Даже лечащий врач потерял надежду. И только мать, одна его мать ни на мгновение не теряла спокойствия. Во всяком случае внешнего. Дни и ночи она не отходила от сына. Не знаю, когда она спала. Вселяла уверенность в выздоровление и в него. И во всех нас...

Недавно мальчик был у нас на приеме. Мама чуть постарела — еще бы, такое даром не проходит,— а он большой, крепкий. На животе — грубые рубцы. Обсуждали мы, нужно ли их иссекать или их пока можно оставить. Но здесь начинается совсем другая история...

Кончаю. Все мы, без исключения, медики и не медики, люди разные. Мы произошли от разных родителей и не одинаково воспитаны. Поэтому характеры наши несхожи. Но во многих жизненных ситуациях одни черты характера нам помогают, другие мешают. Для воспитания детей, семейной жизни, отношений с друзьями и товарищами на работе положительные качества приобретают порой решающее значение. Особенно, когда сам человек или его близкие попадают в трудные или критические положения, ситуации. Поэтому людям спокойным, волевым, терпеливым, сдержанным, оптимистичным, думающим больше не о себе, а о своих близких, и самим легче переносить неприятности, и выход из трудного положения они найдут скорее.

Но как быть, если все люди разные и далеко не все обладают такими качествами? Я вижу лишь один выход: стремитесь приобрести их. Для начала старайтесь вести себя так, будто вы такие. Спокойная речь, уважительные интонации, тихий голос. Меньше эмоций. Особенно это относится к женщинам. Работайте над своим характером. Он при желании и упорстве поддается исправлению. Нужно лишь непреклонное желание. Вам и вашим близким будет легче не только в сложных критических ситуациях, но и на работе, с друзьями, в семье, а главное, со своими детьми. Жизнь станет намного лучше. Вам удастся воспитать достойных детей, которым предстоит сделать то, чего не успели сделать вы сами. В этом коренной вопрос нашего будущего. Оно гораздо ближе, чем может показаться многим, и только тогда дети будут вашими близкими друзьями и опорой в зрелости и в старости, которая не за горами — и у молодых и немолодых родителей.

Читатель, наверное, разочарован. Он ждал в этом разделе методических советов, урока, где все будет расписано по минутам и часам. Сделал 1000 упражнений — стал пунктуальным. Сделал еще 10 000 — лени как не бывало...

Нет. Все гораздо проще и, увы, сложнее.,.

Комментарии к статье "Самооценка"
Добавить свой комментарий
*все поля должны быть заполнены
воєнний комунізм в україні