Недосказанность

Представим себе, вы заметили, что близкий вам человек (сын, дочь, муж, жена) допускают серьезные ошибки в поведении или отношениях с людьми и сами при этом страдают. Относясь к ним неравнодушно и полагаясь на их ум, на взаимопонимание, вы говорите им что-нибудь вроде* «Ты бессмысленно проводишь выходные дни. Вместо того чтобы заняться тем, что принесет пользу всем нам и в первую очередь тебе, ты делаешь то-то и то-то. И в результате ничего хорошего не получается...»

После такого разговора, вслед за которым вы ожидаете немедленного изменения поведения воспитуемого (естественно, если он происходит в первый, а не в сотый раз), все выходит как раз наоборот. Он грубит вам. Или обижается. Продолжает поступать так же, как раньше. Иногда еще хуже. Бывало с вами так? Что же делать? Как поступать?

Человеку свойственно стремиться к двум крайностям. К абсолютной ясности, лишенной возможности двусмысленного толкования, без уклончивых объяснений — с одной стороны. И, наоборот, при некоторых обстоятельствах — к недоговоренности и недомолвке. Попробуем разобраться в непростом вопросе: когда — как лучше?

В искусстве, отражающем все стороны жизни, используют обе крайности. В одних случаях — ясность. Порок наказан. Добродетель торжествует. В других — автор бросает героев в самую трудную минуту жизни. А нам приходится домысливать, догадываться, каким образом дальше сложится их судьба. Невольно примеряешь сложившееся положение к себе или к своим близким. Когда деятель искусства талантлив, то всю гамму вариантов от бесспорной определенности до туманной недоговоренности он использует с максимальным результатом.

В нашей работе, когда перед нами стоят задачи, каждая из которых нередко входит в конфликт с другой, порой трудно бывает решить, в каких случаях какой вариант избрать уместнее.

В педагогическом процессе ясность изложения, четкость главных положений, абсолютная доходчивость наиболее сложных мыслей необходима, ибо состав слушателей, как правило, неоднороден по своей подготовке и возможностям восприятия. Тогда несокрушимая логичность заключений в конечном счете дает наибольший эффект. Впрочем, это не исключает оставления некоторого «пространства» для размышления, в виде постановки вопросов или сообщения информации, не имеющей еще окончательного разрешения.

При выполнении научной работы весь смысл ее состоит в том, чтобы под новым углом зрения рассматривать незыблемые истины, узаконенные аксиомы и искать возможности их пересмотра в связи с изменением условий, появлением новых методов или приборов. Преждевременное, излишне строгое и четкое формулирование заключений, классификаций, параметров и т. п. опасно своим тормозящим действием на научный поиск. Поэтому каждое новое явление или даже группу их полезно рассматривать как фактор временный, заключение — как этапное, а классификацию — как условную рабочую схему, которую придется еще неоднократно переделывать. Очевидно, афоризм, смысл которого заключается в том, что хороший педагог — плохой творческий работник, а хороший творческий работник — плохой педагог, в известной степени справедлив. Ибо психологические основы педагогического и поискового творческого процесса приходят в конфликт на уровне подсознательных функций мозга, затрудняя конечный результат, когда он должен быть осознан.

Недосказанность наибольший интерес представляет в тех случаях, когда она может принести существенную пользу.

Речь идет об отношениях с людьми творческими и о воспитании. У человека существует своеобразный психологический механизм, срабатывающий независимо от его сознания, но довольно стандартно. Любые идеи, мысли, суждения, которые он получает извне при определенных обстоятельствах, порождают в нем отрицательную реакцию, которая гасит его интерес, побуждает к противодействию, отталкиванию, как от чужеродного элемента. Более того, быстро выстраивается аргументация, которая первоначально может казаться демагогичной, но постепенно обрастает логичными построениями. В конце концов «инородная» мысль отвергается. Особенно быстро это происходит в тех случаях, когда собственная идея может хоть в какой-то мере конкурировать с чужой. Трудно ответить, на какой основе в человеке родилась и укоренилась подобного рода реакция. Самосохранение от переизбытка чужих влияний? Становление собственной личности? Условие собственного прогресса? Но важен сам факт, и он хорошо известен педагогам и режиссерам. Как преодолеть эту не всегда полезную реакцию? В чем задача?

Успех достигается в тех случаях, когда в человеке вместо сопротивления удается породить отклик, пробудить его собственную энергию и энтузиазм. Простой прием известен. Когда идешь к человеку, перегруженному бесчисленными делами, и хочешь быстро получить положительное решение, то начинаешь свой разговор так: «Помнится, вы высказали такого рода мысль...» Обычно после этого ответ бывает положительным. Особенно, если предложение не лишено некоторого смысла...

Когда работаешь в творческом коллективе или воспитываешь ребенка (а также и взрослого), полезно бывает вовремя остановиться.

Не договаривать мысль до конца. Не формулировать итога, заключения. Коль скоро человек придет к заключению самостоятельно, оно войдет в его сознание не извне, а изнутри. Но осознание того, что он сам пришел к этой мысли, немедленно погасит очевидную истину, что его вплотную к этой мысли подвел за ручку более опытный человек. Тогда мысль, рожденная изнутри, будет желать реализации, родит эмоции, волевые усилия, потребует доказательств не «против», а «за». Понятно, что самое трудное при этом (для старшего) умение вовремя остановиться. Особенно для родителей и наставников. Знать эту меру, учиться ей. Понимать, когда и в какой степени можно не договаривать. Очень трудно, но в ряде случаев крайне необходимо.

Комментарии к статье "Недосказанность"
Добавить свой комментарий
*все поля должны быть заполнены
національно-визвольна війна