Глава последняя

В ней автор попытается еще раз определить основные контуры проблемы, которые ему, возможно, удалось не полностью очертить — так в медицинских книгах рядом с рентгеновским снимком дополнительно воспроизводятся трудно различимые детали. И картина становится яснёе...

Более 10 лет назад футурологи подсчитали, что «ребенок, родившийся сегодня, при окончании школы будет изучать 4-кратный объем информации. Когда ему исполнится 50 лет, ее объем возрастет в 32 раза».

Отсюда следует, что революция в области науки и техники не может не повлечь за собой преобразования в области обучения: старыми методами такой задачи решить невозможно. Поэтому автор старался привлечь внимание к средствам, которые помогут подготовиться к охвату громадного объема информации. Отсюда интерес ко всему новому: опережающему развитию ребенка, созданию резервов здоровья, созданию оптимального уровня душевного комфорта. Иными словами, — эта книга посвящена поискам не полностью использованных резервов, заложенных в человеке, с целью его дальнейшего прогресса.

Что в этих резервах главное? Создание жизненной программы, собственное здоровье, проблемы воспитания, сопряженного с трудом и отдыхом?

Ответу на эти вопросы может помочь пример. Жизнь человека яркого, необычного. Таковым был, скажем, советский ученый Александр Александрович Любищев, о котором рассказал Даниил Гранин в повести «Эта странная жизнь». А. А. Любищев сумел намного опередить свое время, ибо он старался смотреть далеко вперед. Он создал свою жизненную программу и ежедневно контролировал ее. Он научил себя наслаждаться не только процессом творчества, но и технической, утомительной работой — и был счастлив. Пришел ученый к своей системе через подсчет. А считать он умел время...

Мы тоже умеем считать квадратные метры и метры кубические, калории и килокалории, граммы и килограммы, копейки и рубли... Но хуже всего у нас обстоит дело с учетом нашей жизненной энергии — на что и для чего мы ее растрачиваем; нашего здоровья — во имя чего и когда мы им жертвуем. И, увы, на последнем месте — время. Автор много лет читает лекции на тему о работе над кандидатской и доктор-


ской диссертациями. В начале и в конце лекции автор неизменно призывает: «Записывайте каждый день, сколько времени вы тратите на научную работу в чистом виде. Это — единственный метод самоконтроля и выполнения календарного плана». Увы. Слушателей в детстве научили многому, в том числе и полному пренебрежению ко времени, которое не остановишь. А отпущено его каждому не очень определенный, но ограниченный срок...

Мы заняты и поэтому непроизвольно стремимся упрощать многие вопросы и ответы на них. Когда мы сознательно не упрощаем задач, стоящих перед нами, то наш перегруженный мозг делает это вместо нас: он принуждает человека избегать сложностей. Но существуют ли простые ответы на вопросы, связанные с проблемами здоровья, образования, воспитания, труда и отдыха? Нет. Таких простых ответов нет и быть не может.

Наука о воспитании предельно усложнилась. Это и хорошо и плохо.

С одной стороны, специалист многое может точно и научно обоснованно объяснить. Например, его спрашивают: «Моему мальчику шесть лет. Он ни минуты не сидит спокойно. Даже во время рисования, которое любит. Что делать? Мать огорчается и просит его быть поспокойнее. Я просто даю подзатыльник. Ничего не помогает!..» Ответ: «Возраст с 5 до 7 лет — период, который физиологи называют «двигательным расточительством». Заставить ребенка быть неподвижным можно, но это причинит вред его развитию. Он в эти годы хочет, должен и будет двигаться. Пусть рисует и двигается...»

С другой стороны, наука о воспитании превратилась как бы в громадное многоэтажное и даже многоплановое здание. Познать ее в таком виде, как она предстает перед нами со страниц монографий, диссертаций, учебников и руководств, практически не представляется возможным. На каждый возрастной период детства и отрочества, на каждую ситуацию существуют десятки — к тому же происходит их пополнение — рекомендаций, которые практически никто не в состоянии запомнить, а следовательно, и применить. Если даже допустить, что педагог средней школы имеет о них представление, то в подавляющем большинстве случаев он все равно опоздал: воспитывать ребенка нужно гораздо раньше, в дошкольных учреждениях — яслях и детских садах. Однако здесь концентрируется лишь часть всех детей. Причем даже для хорошо подготовленных воспитателей этих учреждений объем и сложность современной педагогики представляет собой, как правило, недоступную преграду. Родители как воспитатели? Но когда им этой премудрости учиться? После рождения ребенка — поздно. Период беременности — слишком короток и беспокоен. До беременности? В это время будущие родители заняты учебой, работой, личной жизнью. У них просто нет возможности.

Недавно в журналах и газетах мира шел спор: что лучше в отношении к детям: строгость или доброта? Обвиняли доктора Б. Спока, по книгам которого во многих странах воспитано не одно поколение детей, в том, что якобы эти дети от чрезмерной доброты выросли слишком мягкими, добрыми, неприспособленными к жизни. А пока идут споры между учеными и любителями от воспитания, молодые родители, кото- рые предпочли избрать упрощенный метод, принялись избивать своих детей. За границей в учебниках по детской травматологии и хирургии появились разделы и главы «Синдром избитого ребенка». Подсчитано, какого возраста родители, какими способами, как избивают своих детей. Какие органы у них повреждаются чаще. Что нужно, чтобы поставить правильный диагноз. Вам не страшно? Ведь это — следствие массового упрощения подхода к выбору метода воспитания. Врачи назвали это явление «кризис воспитания». Об этом подробно рассказывалось в «Литературной газете» и приводились примеры, взятые из жизни ФРГ, США и других стран.

Налицо расхождение между накопленными педагогическими приемами, опытом и применением этих правил на практике. Стало быть, это расхождение нужно устранить. Как?

Громадную, усложняющуюся науку о воспитании перевести на язык, доступный миллионам людей — разного возраста и образования. Что это означает? Сделать эту науку интересной, конкретной, предметной, четкой, наглядной, доходчивой, иллюстративной, запоминающейся.

Для этого могут быть использованы и приемы, разработанные и принятые во всех сферах, связанных с психологическим воздействием на человека. Заимствованию подлежат принципы общественно-политического воспитания, технические приемы современной рекламы и профессионального обучения, методы тренажа спортсменов и деятелей искусств.

Представим себе такую картину. В каждом родильном доме молодой матери при выписке из роддома на руки будет выдана большая таблица-плакат. На нем будет написано и нарисовано: в какие дни и месяцы что происходит с ребенком: что с ним нужно делать, чтобы он правильно воспитывался; какие игры ему нужны; какие игрушки; сколько; кто и как с ним должен играть...

Мой друг, известный профессор,— детский врач, прочитав эти строки, недовольно приподнял брови: «Обо всем этом написаны десятки книг, сотни. В них приводятся схемы, таблицы. Вот пусть родители и...» Опять и опять я вынужден повторить. У большинства родителей мало времени. Они не могут, а зачастую просто не хотят читать книги по воспитанию детей. Поэтому ответы на вопросы нужно сделать упрощенными, наглядными, доходчивыми, иллюстративными, яркими, эмоциональными, чтобы они врезались в память сразу и надолго. Таблицы нагляднее текста. Рисунки вызывают эмоции и воздействуют сильнее, движущиеся рисунки (кино, ТВ) — еще сильнее. Поэтому логично сильные эмоции направлять на важные цели...

26 августа 1981 года по Центральному телевидению выступал президент Академии педагогических наук М. И. Кондаков со своими коллегами. Они рассказали, как много сделано нового учеными в области образования и воспитания ребят-школьников. Вводится обучение с 6-летнего возраста, составлены программы для новых предметов: гигиеническое и половое воспитание, этика и психология семейной жизни, обсуждаются вопросы трудового воспитания. Выпущены прекрасные книги, в которых содержатся основы международного и национального педагогического опыта, серия «Мир детства», «Диалоги о воспитании», «Мудрая школа труда». И это очень хорошо.

Однако сразу возникает вопрос не о том, что сделано, а о том, что сделано относительно того, что должно быть сделано. Хорошо, когда выходят такие замечательные издания. А сколько у нас ежегодно появляется молодых родителей,

которые должны прочитать эти настольные книги? Но тираж их составляет 1/100 или 1/10 ООО необходимого, и они не могут стать «настольными». Повторю. Сегодня, кроме книг,

необходимы настенные таблицы, домашние диафильмы для молодых родителей и детей. Это — тоже своего рода использование скрытых резервов, реализация возможностей широкой популяризации знаний.

Кстати, о возможностях. Вернемся к вопросу, который вызывает у многих педагогов чувство неудовлетворения. Речь идет о телевидении. Никакой контроль, пожелания, советы в смысле выбора программы телевидения для лиц определенной возрастной категории невозможны. Дети и подростки садятся к телевизору, когда им удобно. У них свое жизненное расписание и собственные возможности и желания времяпрепровождения. В этом отношении особенно бедственным является положение сотен тысяч детей, находящихся в больницах. Следовательно, речь идет о самостоятельном канале для детей, в котором демонстрировались бы воспитательные, профессионально разработанные идеи, облеченные в интересную форму.

В этой книге много места уделено личной стороне: человек может и должен достичь многого сам. Это справедливо, но требует оговорки. Лучше и с более быстрым результатом многого можно добиться совместно. Коллективно. Но массовый подход требует подготовки и денег. Поэтому еще одна, последняя таблица, где предлагается (как фантазия или мечта?!) массовое приложение некоторых идей. На выполнение их уйдет время, средства. Но опыт нашей страны показал: государственный подход позволяет в короткие сроки решить самые трудные проблемы.

1. Введение предмета «Воспитание ребенка» в программу средней школы. Основание: в более позднем возрасте овладение этим предметом невозможно, ибо он является не только целью, но и средством — «воспитать воспитателя». Идея: создание модели многодетной семьи, где существует замкнутый цикл: «Воспитывая — воспитываюсь» на базе трудового воспитания. Принципы: практическая работа старшеклассников с группами младшеклассников, в детсадах и яслях, по специально разработанным методическим рекомендациям (с совместным обсуждением их на общеклассных уроках),

2. Разработка новых методических приемов для приложения теории к практике. Основание: люди разного образования, воспитания, возраста, культуры и национальности лишены возможности понять, запомнить и применить на практике усложняющиеся постулаты педагогики. Идея: заменить устаревшие приемы обучения — новыми, заимствованными в пограничных областях: профессиональное, специализированное, политическое, военное, спортивное обучение, реклама, массовые средства информации, автомобилевождение. Принципы: использование психологических факторов усвоения смежных понятий: наглядность, четкость, доходчивость, конкретность, иллюстративность, запоминаемость, интересность, возможность самоконтроля и аутотренинга, экономия времени.

3. Массовое овладение техникой самооценки и самовоспитания. Основание: подавляющее большинство людей не обладает набором достаточно развитых черт характера, необходимых для воспитания ребенка. У многих имеются черты, затрудняющие любые воспитательные меры, рано передаваемые детям. Идея: самовоспитание человека в условиях советского общества есть необходимая и эффективная возможность подкрепления результатов коллективного, коммунистического воспитания. Принципы: первый этап — самооценка, учет собственных черт характера и качеств (отрицательных и положительных). Второй (самовоспитание) — повседневная регуляция поступков и привычек, способствующих прогрессированию качеств положительных и подавлению отрицательных, в том числе обще - и узконациональных. Составление жизненной программы. Постоянное ее усовершенствование.

Ответ на вопрос, что главное в этой книге,— автор вынужден дать такой. Образование человека зависит от того, как его будут обучать с первых лет жизни. Позднее кое-что из упущенного он сможет наверстать. Но какой ценой? И далеко не каждому это удается. Умение учиться во многом зависит от воспитания человека, которое он получил с первых дней жизни. Впрочем, и учиться он начнет с этого же возраста. Но воспитание проявляется поведением человека, его поступками. Чем же мотивируются поступки? Не только тем, что заложено природой или унаследовано от родителей. Не только частыми повторениями этих поступков, когда совершаются они автоматически. Очень многое зависит от того, как часто и над чем люди задумываются. «Человек таков, каковы его мысли».

Вот поэтому автор хотел напомнить читателю самые простые истины или обратить его внимание на то, чему мы обычно не отводим времени...

И в заключение — еще одно замечание. Многие качества ребенка программируются до его рождения. Стало быть, логичнее было бы озаглавить эту книгу, скажем, так: «Все начинается до детства». Но тогда даже самые оптимистичные по складу характера люди невольно могли бы сделать огорчительное предположение: значит теперь что-либо предпринимать уже поздно? Нет1 Это будет несправедливо. Разорвать узы поколений невозможно. Но внести существенные поправки — причем они могут принести пользу и родителям и детям,— вполне реально. Это знают— и об этом пишут — и педагоги, и психологи, и писатели. Поэтому, рискуя получить упрек в неоригинальности, я и озаглавил книгу «Все начинается с детства», хотя многие журнальные статьи, брошюры и, в частности известное произведение Сергея Михалкова носят такое же название...


Комментарии к статье "Глава последняя"
Добавить свой комментарий
*все поля должны быть заполнены
суспільний лад русі