Семь смертных грехов

Самый тяжкий смертный грех называется гордыня.

Гордыня, соратники, это не гордость в нашем понимании слова. Нет. Гордыня — это неверие человека в Бога. Я даже не так скажу. Вот все мы здесь сидим, люди верующие. Одни искренне верят, что Бог есть, а другие так же искренне верят, что Бога нет. Но среди людей, которые уверовали, что Бога нет, есть часть людей, которые впали в тягчайший смертный грех — гордыню. Это люди, которые уверовали, что если нет Бога, то не будет над ними высшего божьего суда. Это самые страшные и самые подлые люди, какие только живут на земле. Эти люди свободно могут совершить убийство, потому что убийство входит в гордыню. Почему убийство — гордыня? Да потому что человек себя ставит выше Бога: Бог даёт человеку жизнь, Бог её должен и забрать. И человек не вправе распорядиться чужой жизнью, иначе он себя поставит выше Бога.

Сюда, в гордыню, входит страшный смертный грех — самоубийство. Почему самоубийство входит в гордыню? Опять человек себя ставит выше Бога. Господь дал нам крест, и его надо нести до конца. А тут человек пускает себе пулю в лоб и, не раскаявшись, уходит из жизни. У нас до революции самоубийц не хоронили на кладбище вместе со всеми. Их не отпевали, не поминали. И самоубийство было настолько редчайшим явлением! Я посмотрел, в истории Российской Империи были периоды по шесть-восемь лет, когда не было фиксировано в стране ни одного самоубийства.

На сегодняшний день, соратники, Российская Федерация вышла на первое место в мире по числу самоубийств на сто тысяч населения. А вот за Уралом есть Республика Удмуртия, первое место в России держит. Это говорит о том, что в бездуховную пропасть катится наш народ, наше общество. Это самый страшный показатель, который только можно представить — самоубийство в обществе и стране.

Следующий смертный грех запишите. Называется сребролюбие. От слова «серебро».

Сребролюбие, соратники, это жадность человека к деньгам. Это жадность человека к вещам. Я даже не так скажу. Это жажда незаработанных благ. Вот что такое сребролюбие. Сюда входит обман, махинации, спекуляции, воровство, нажива, стяжательство. Всё это смертный грех, называется сребролюбие.

Кстати православная вера — единственная вера на Земле, которая возводит сребролюбие в ранг смертного греха губящего душу человека. И вот вы знаете, соратники, я очень долго не мог себя понять. Вот уже десятый год все эти Чубайсы, Гайдары… они визжат с экрана телевизора: «Владимир Георгиевич, ну что ты теряешься? Ну что ты теряешься, Владимир Георгиевич? Да ты иди с ближнего сдирай рубаху со шкурой, набивай карманы. С твоими-то способностями, да с твоими возможностями, да ты бы уже давно на своих самолётах летал, да на Мерседесах ездил». А я не могу. Понимаете? Не могу пойти с ближнего содрать рубаху. Свою рубаху отдать могу. Содрать не могу. И я долго не мог понять, почему я это сделать не могу. И вдруг до меня, наконец, дошло. Оказывается, я русский, православный человек. Для меня этой гадостью заняться — это всё равно что взять свою душу, растоптать, на этом всё и закончить.

Были у нас до революции в России богатые купцы. Были у нас богатые промышленники. Но каждый русский богатый купец, промышленник, как только он накапливал очередной миллион, он этот миллион не прожирал. Он этот миллион в доллары зарубежные не переводил. А он шёл, на этот миллион строил храм, строил больницу, строил школу, строил приют, он возвращал назад людям этот миллион. И это была не благотворительность в том виде, как нам сейчас эти олигархи преподносят: придёт на какую-нибудь презентацию Березовский, швырнёт туда пять тысяч на бедность. Да плевал я на такую благотворительность. Миллиарды человек наворовал. Наши купцы, промышленники, они благотворительностью не занимались. Эти люди душу свою спасали. Это был величайший религиозный акт, когда человек, понимая, что ну не совсем правильно ему деньги-то пришли, он шёл и назад их людям скопом и возвращал.

Ох, как наши нынешние правители искушают нашу молодёжь вот этими шальными незаработанными рублями. Ответят они за это, соратники, страшно. Конец у них будет просто страшный, поверьте мне. За то, что с молодёжью они сотворили.

Следующий смертный грех — зависть.

Следующий смертный грех — гнев.

Следующий — печаль. Печаль по умершим — это грех, и грех тягчайший.

Вот вы знаете, соратники, за эти десятилетия безбожия мы столько накуролесили в духовной области, трудно даже оценить. Но самые страшные нарушения произошли в той области, которая регламентирует взаимоотношения нас, живых людей, с теми нашими родственниками, которые умерли. Существуют законы взаимодействия живого и мёртвого миров. И нарушать эти законы не дозволено никому.

Вот наши с вами предки, если в разговоре случайно упоминали какого-нибудь умершего деда-прадеда, они тут же останавливались и что добавляли? «И царствие ему небесное». Отвязаться. Любым способом отвязаться от мысли об умершем человеке, чтобы не дай Бог не впасть в печаль по нему.

А у нас что? Годами над этими фотокарточками рыдают, к слову и не к слову поминают. И эти люди не только свою душу губят, они и той душе, которая умерла, упокоиться не дают. И подчас случаются вещи, когда неупокоенные души возвращаются и начинают жить среди нас в наших квартирах. А некоторые маленькие дети видят души людей. Кстати, маленькие дети почти все видят души детей, у них есть эта способность. И маленький ребёнок безошибочно отличает плохого человека от хорошего. У хорошего человека он видит — светлая душа, он к незнакомому на руки идёт, а у плохого душа чёрная, он на близкого родственника кричит, орёт, боится и пугается. Так вот эти маленькие дети видят и неупокоенные души. И вот ребёнок криком кричит, боится в какую-то тёмную комнату заходить. Он там чего-то видит, чего-то пугается. А там душа неупокоенная живёт. Вызывают священника, пришёл, покропил, помолил, так сказать, отправил эту душу туда куда надо. На следующий день ребёнок заходит, ничего не видит, ничего не боится.

Когда можно печалиться и плакать об умершем человеке? Умер человек, плачь, печалься. Три дня плачь, печалься — это закон. Потом поминки отвели, на какой день надо попечалиться? На девятый день, на сороковой, на полгода, на год. Кроме того, запишите, существуют дни особого поминовения усопших. Это шесть поминальных родительских суббот. Вы пойдёте в любой храм, там эти субботы расписаны. Одну из этих суббот, Троицкую родительскую субботу, знают все, потому что в этот день все автобусы в городе везут народ на кладбище. Поправляют могилки, Троицкая родительская суббота. Так вот в эти поминальные субботы, соратники, открывается прямой канал связи между нами, людьми живыми, и теми нашими предками, которые умерли. И в этот день мы не просто можем попечалиться, а мы обязаны попечалиться. И сходить в храм, и поставить свечку, и помянуть.

А знаете, сколько мы должны с вами знать и поминать своих предков по именам? Семь поколений. Семь поколений мы обязаны помнить и чтить своих родителей, дедов, прадедов, прапрадедов, пращуров, прапращуров и прародителя. Потому что семь поколений сформировали нашу душу и тело. И они ждут от нас этой благодарной помощи. Кроме нас им помочь там никто не может.

Следующий смертный грех — чревоугодие.

И седьмой — блуд.

Чревоугодие — это угода своему чреву. Тут и пьянство, и наркомания тут сидит, и обжорство. Ну а блуд тоже, как говорится, понятно.

Так что нам с вами, соратники, ещё, как говорится, работать, работать и работать.

Запишите все.

Сознание человека очищается дневником и самовнушением. А душа очищается покаянием, постом и молитвой.

И запишите заголовочек:

Комментарии к статье "Семь смертных грехов"
Добавить свой комментарий
*все поля должны быть заполнены