Словарь Шичко

Геннадий Андреевич Шичко — автор нашего отечественного направления психоанализа. Это серьезная наука и как всякая наука она имеет свой понятийный аппарат, то есть те слова, которыми наука оперирует.

Ну, медицина так и сыплет направо и налево названиями болезней, лекарств. Математика — синусы, косинусы склоняет. А вот в психоанализе Шичко тоже есть специфические слова, которые мы будем выписывать время от времени, давать им определения, чтобы говорить на понятном друг другу языке.

Итак, запишите первое словосочетание. Абсолютный алкоголь — стопроцентный этиловый спирт (химическая формула — C2H5OH) — наркотический протоплазматический (то есть действует на уровне клеток) яд. Смертельная доза (а это смертельный яд) — больше восьми грамм на один килограмм веса. Наркозная доза (это наркотик, может привести человека в состояние наркоза) — 4-6 грамм на один килограмм веса. Для детей — в пять раз меньше, и наркозная, и смертельная дозы.

Так вот, соратники, абсолютный алкоголь, этиловый спирт входит в состав в всем вам, к сожалению, известного пива, вина и водки. Но почти никто у нас в стране не знает, что абсолютный алкоголь является наркотическим смертельным ядом. Если человеку за раз дать употребить больше восьми грамм на килограмм веса и не дать вырвать, чтобы он в организм всосался, то этот яд человека должен убить. Ну, скажем, человек семьдесят килограмм, семьдесят на восемь — пятьсот шестьдесят грамм спирта его убьет. Вы скажете, есть клоуны, которые себя приучили к этому яду. Восемьсот грамм чистого спирта убивает любого почти мгновенно.

Этот яд является наркотиком. И медицина двести лет использовала алкоголь как наркотик при операциях. И вот во время войны у белорусских партизан не было никаких медикаментов, и они использовали самогон как наркотик при операции. Раненому натощак наливали три стакана самогона, он выпивал и впадал в состояние наркоза, потери болевой чувствительности. Его резали, делали операцию, он ничего не чувствовал. Но три стакана самогона — наркоз, а четыре — это уже смерть. Вот почему от алкоголя отказались как от наркотика в медицине — очень узкая наркотическая широта: пьет-пьет, больно-больно, выпил и умер. Проскакивает, пока не больно, сразу человек умирает.

Мы жили на севере (у меня отец служил), и наш сосед подполковник как-то поехал на зимнюю рыбалку. «Нарыбачился» он там до наркозного состояния и уснул возле костра. Ночью у него выгорел бушлат, выгорела гимнастерка, выгорело белье, выгорела кожа, выгорела почка — он так и не пошевелился. Шофер унюхал — паленой человечиной пахнет (кстати, удалось спасти, вырезали ему почку, зашили, вот так вот кривой потом по гарнизону ходил, детишек пугал).

Для детей и наркозная и смертельная доза алкоголя примерно в пять раз меньше. У нас в стране известны тысячи трагедий, когда десятилетнему ребенку для смеха наливают сто пятьдесят грамм водки, он выпивает, у него блокируется работа гипоталамуса (который регулирует дыхание), прекращается дыхание, задыхается, синеет, чернеет, и спасти его просто невозможно.

Еще раз оговорюсь, что все вы знакомы с этим ядом, но почти никто не знает, как его делают. А я знаю и с удовольствием расскажу.

Люди научились делать алкоголь с древних времен следующим образом. Они брали сосуд и в сосуд наливали виноградный сок. Это водный раствор витаминов, сахаров, ферментов, кстати, очень полезный для человека. И запускали туда дрожжевые бактерии. А дрожжи, они очень большие сладкоежки. И под микроскопом видно, вот она бактерия, вот у нее глаз, рот, вот она поедает сахар, а сзади из-под хвоста, из клоаки у нее как раз и выходит этиловый спирт, C2H5OH. Поэтому, все, пожалуйста, запишите: «Абсолютный алкоголь — это моча дрожжевых бактерий». Вот что это, оказывается, такое. По научному — «экскременты», да?

И вот эти бактерии поедают сахар, мочатся мочой, и когда концентрация мочи достигает в бочке одиннадцати процентов, как всякий живой организм, в собственном дерьме они захлебываются и подыхают. Если это тут же разливают по бутылкам, то называется это вино сухое ординарное. Будьте любезны, у вас на каждом углу его продают. А если два года отстаивают, отцеживают трупики и сливают только мочу с остатками сока, то это уже называется вино сухое марочное. Стоит оно в два раза дороже, орден прилепят, медаль, сбывается намного эффективнее.

Вот очень многие молодые люди, особенно молодые женщины, почему-то любят шампанское. А вот как делают шампанское не знают. А я знаю и тоже с удовольствием расскажу, потому что я специально ездил на экскурсию в Абрау-Дюрсо, это родина советского шампанского в Краснодарском крае. Я прошел всю технологию от начала до конца, посмотрел. Шампанское делают следующим оригинальным образом.

Берут специальную зеленую толстостенную бутылку и наливают туда букет виноградных соков пяти разных сортов, причем в зависимости от их соотношения получают сухое, полусухое, полусладкое, сладкое и брют. Пять сортов шампанского. Заливают эти соки и запускают туда дрожжи и временно бутылку забивают специальной деревянной пробкой. И у них там в горах вырыты длинные штольни, а по стенкам штолен высверлены отверстия для бутылок. И они новый урожай туда завозят, вставляют, значит, это все дело, закрывают эту штольню, опечатывают. Круглый год температура в штольне не меняется — плюс четырнадцать градусов, и зимой и летом. И вот два года в полной темноте и покое эти бактерии перерабатывают сахар в это самое зелье.

А когда через два года пора уже план выполнять и процесс к концу подходит, они открывают эту штольню, закатывают туда мощнейший прожектор и врубают яркий и сильный свет. От неожиданности и страха эти бактерии прохватывает сильнейший понос. И они от этого страха и поноса разом все дохнут. Но прежде чем подохнуть они еще со страху «газуют», газами исходят туда. И вот почему-то пьяницы в шампанском больше всего любят и ценят как раз газы. Да? Выпьет он шампанского, как оно в нос ему бабахнет, ну совсем пьянице хорошо.

Интересно, что эти бактерии могут переработать в алкоголь не обязательно сахар — любую органику. И вот у вас в Усть-Абакане на гидролизном заводе перерабатывают опилки. Замачивают опилки, запускают дрожжи, есть нечего, едят опилки, мочатся мочой. У Высоцкого даже песня была, помните? «Если б водку гнать не из опилок, то что б нам было с трех-четырех-пяти бутылок?» Да, гидролизная водка, гидролизный спирт делается из древесных опилок.

Эти бактерии могут переработать в алкоголь даже, извините, человеческое дерьмо. Я сам родом из деревни, с Алтайского края и у нас летом есть такая тонкая хитрая месть — какому-нибудь злому хозяину в летний туалет полкило дрожжей как туда бросят, как там начинается процесс, и с газами, и с запахами. Вот мимо идешь, и знаете, полусухим шампанским оттуда потягивает.

Ну а вы зарисуйте, пожалуйста, все вот эту вот схему, нарисуйте эту бактерию, дома обязательно детям расскажите, что же родители на праздник-то употребляют, детям это так весело, так нравится.

Ну а вам, соратники, если не дай Бог перепадет еще где-нибудь фужер шампанского и ударят вам в нос эти газы, то теперь-то вы уж обязательно вспомните, что это прощальный привет от подыхающей бактерии. Они со страху поднапукали туда, ну и вам с этого пука в светлый праздник «пучок» и перепал.

Запишите еще одно словосочетание. (Мы пишем словарь Шичко.) Алкогольные напитки — алкогольные яды.

Вот с этой минуты в нашем Народном университете категорически запрещено употреблять словосочетание «алкогольные напитки». Почему?

Дело в том, что в русском языке слово «напиток» имеет корень «пит». Это то, что питает, то, что питательно, то, что можно пить. Наркотическим смертельным ядом можно только травиться, пить его нельзя. А зачем эти яды назвали напитками? А их назвали напитками для того, чтобы нас запрограммировать на их употребление и детей наших запрограммировать. Ребенок знает, чай — напиток, молоко — напиток, а оказывается пиво-водка-вино тоже напиток, ну раз напиток, открывай рот и пей. А пить-то и нельзя.

У нас в восемьдесят третьем году в Новосибирском Академгородке началось массовое трезвенное движение. Тысячи людей повыливали эти яды и с тех пор живут трезво и живут, кстати, прекрасно. Не употребляют этот яд. Тысячи людей. И это движение, как ни странно, перекинулось на город Новосибирск и его там поддержали студенты строительного института. А у них возле общежития открыли виноводочный магазин, открыли пивную. И вот студенты-строители сколотили гробик, прошли по общежитию, собрали туда все бутылки, вышли, похоронили, отплакали, но криминал им приписали другой. Они пождошли к вино-водочному магазину, там была красочная вывеска — «Горпромторг», часы работы, администрация. Они ее взяли попытались отковырнуть, а она стеклянная, лопнула и разбилась. И тогда студенты на это место приколотили фанерный щит, на котором довольно красиво написали — «Лавка по продаже алкогольного наркотического яда», открыто для всех дураков с одиннадцати до девятнадцати часов, администрация.

Они возле этой вывески у магазина с фотоаппаратом просидели три часа, пока милиция не пришла и их не забрала. Ни один человек под эту вывеску в магазин не зашел. Даже забулдыга-пьяница подошел, почитал-почитал, затылок почесал, задом-задом и бежать. А почему? А они просто написали, чем торгуют в этом магазине: торгуют наркотическим смертельным ядом. Покупать и употреблять этот яд может только дурак.

И вот смотрите, стоило грамотно и правильно назвать явление, и даже у алкоголика изменилось отношение — он-то шел выпить, а его там травить собираются. Э нет, даже алкоголик себя травить не хочет давать.

Так, записали? Ну а сейчас запишите тему нашей еще одной сегодня небольшой лекции. Напишите все:

Комментарии к статье "Словарь Шичко"
Добавить свой комментарий
*все поля должны быть заполнены